Восстановление щитовидной железы: Руководство для пациентов

Диагностика состояния щитовидной железы

Многие пациенты обращаются ко мне с вопросом, который обычно задают так: «Скажите, доктор, что со мной?». Вот здесь и начинается диагностический процесс. Но прежде чем я расскажу о диагностических ориентирах, рассмотрим предысторию этого вопроса.

Обычно мы не обращаем внимания на свое здоровье. Бытовые дела, личная жизнь, бизнес, творчество, учеба или заботы о близких почти не оставляют времени вспомнить о том, что в течение дня был, например, эпизод незначительных неприятных ощущений в области шеи. «Может быть, это из-за того, что вчера был прохладный день, а еще позволила себе съесть мороженое… Это, наверно, что-то с горлом», — вот что чаще приходит на ум в таком случае. И лишь только тогда, когда эти явления с заметным постоянством повторяются, мы начинаем приглядываться и прислушиваться к себе, вспоминая при этом всю свою наследственную историю: «Что-то у меня шея стала потолще спереди, может быть это щитовидка? А ведь моей маме сделали операцию на щитовидке, и бабушке, кажется, тоже ее удалили». Это и есть момент, когда начинается поиск выхода из неясной ситуации.

Чувствуя себя здоровым, мы готовы всякому (и близкому, и дальнему) помочь советом, спокойно и обстоятельно разъяснить, что нужно делать и как лечиться. Но стоит только заболеть самим, как становимся почти беспомощными по отношению к себе. Нередко, под влиянием результатов ультразвукового исследования и особенно после «приговора» первого врача, к которому попали на прием, куда-то исчезает здравый рассудок и возникает зацикленность внимания на нежданно обнаруженном узле или кисте в щитовидной железе. Вот, например, как это бывает.

Ко мне на прием пришла пациентка, обеспокоенная выявленными у нее узлами в щитовидной железе. Обычно, расспросив пациента и проведя обследование, я подробно разъясняю ему доступными словами все важные особенности его состояния. При этом, понимая встревоженность пациента и рассредоточенность его мыслей, неоднократно обращаю внимание на главные изменения.

В описываемом случае мне также пришлось повторяться. Я пытался передать основное: необходимо восстановить функцию щитовидной железы, а выявленный при УЗИ узел — доброкачественный, и никаких официальных «минздравовских» показаний к операции на железе у нее нет. Но все было тщетно. Подобно внимательной ученице она кивала на мои пояснения о том, что «говорят» анализы крови, как нужно понимать описание ультразвуковой картины, и что означают проявления болезни, каким образом будет происходить восстановление, но все также произносила один и тот же вопрос: «А как же быть с узлом?». Увы, мне пришлось привести даже весьма отвлеченный пример, позволяющий, как мне казалось, рассмотреть ей всю ситуацию со стороны. Но, тем не менее, и это не особенно помогло.

У некоторых пациентов, как, например, в этом случае, основное внимание сосредотачивается только на результатах УЗИ. В их восприятии всего диагностического процесса, этот вид диагностики становится не только доминирующим, но даже чуть ли не единственным, реально указывающим на заболевание-«узел». Почему так? По-видимому, в связи с избыточным материалистическим восприятием событий, при котором не находится места для осмысления нематериальных основ подобных изменений — функциональных процессов.

Кроме того, в этой оценке свое довлеющее влияние оказывает страх перед злокачественными процессами. Именно он способен иногда абсолютно затормаживать наше сознание. Не редко, человек, словно кролик перед удавом, замирает в своеобразном эмоциональном и умственном оцепенении.

Пациент даже не задумывается над тем, что перед ним не конец дороги, а всего лишь небольшая ямка, которую вполне возможно объехать. А этот участок дороги со временем восстановят. Почти как первоклассник, написавший букву «о» вместо «а» в своей тетрадке, приходит в ужас от такой оплошности, еще не понимая, как можно исправить ошибку.

Между прочим, о том, что происходит с коллоидными «узлами», вы сможете прочесть в других разделах этой книги. Например, в разделе «Ультразвуковое исследование щитовидной железы».

Еще одна обратившаяся ко мне пациентка была удивлена тем, что у нее неожиданно быстро образовались «узлы» в щитовидной железе.

— Надо же, — говорила она, — я ежегодно проверялась у эндокринолога, и в этом году у меня обнаружили «узлы»!

— Скажите, пожалуйста, почему Вы ежегодно наблюдались у эндокринолога? — спросил я.

У нас на предприятии проводят профосмотры. Нас осматривают разные врачи, и в том числе эндокринолог.

А как он проводил обследование щитовидной железы?

— Как обычно. Щупал ее. Но ни каких узлов не находил! И вот, в этом году сделала УЗИ. Оказалось, что их несколько, — ответила пациентка, и продолжила, — Скажите, почему они так быстро выросли?

— Судя по данным УЗИ, эти изменения в щитовидной железе у Вас уже несколько лет.

— Что Вы говорите? — в глазах пациентки было искреннее удивление.

— Не просто определить точный срок развития этих образований в щитовидной железе. С уверенностью можно говорить о 2–3 годах. Но, вероятно, они формировались около четырех лет.

При дальнейшем расспросе пациентки выяснилось, что около 4–5 лет назад в ее жизни был сравнительно тяжелый период. Были неприятности «на работе» и приходилось через суд восстанавливать свое право на квартиру. Это, по-видимому, и послужило своеобразным «пусковым» эпизодом для избыточного перенапряжения щитовидной железы.

— Почему же врач не обнаружил узлы еще в самом начале? — спросила пациентка после того, как мы выяснили сроки развития изменений в щитовидной железе.

— Скажите, а до ультразвукового исследования железы, врач обнаружил в ней с помощью пальпации (пальцами) какие-либо изменения?

— Нет. Он направил меня на УЗИ, на всякий случай. Дополнительно, как я поняла.

— Вот и ответ на Ваш вопрос. Каждый способ обследования обладает своими преимуществами и ограничениями.

Первый шаг к диагностике

Все диагностические мероприятия по отношению к щитовидной железе направлены на выяснение трех важных составляющих частей диагноза:

  • строения щитовидной железы,
  • ее функционального проявления и
  • скомпенсированности железы.

Эти признаки взаимосвязаны между собой. Строение железы не может быть измененным, а ее функциональное состояние — нормальным. И наоборот. А выраженность функциональных изменений зависит от величины компенсаторных сил.

Для чего нам нужно такое условное разделение состояния одного органа — щитовидной железы? Обратите внимание на следующую, очень важную особенность, с которой связан выбор определенных диагностических процедур.

Дело в том, что каждая диагностическая процедура обладает известными ограничениями. Каждый способ диагностики преимущественно ориентирован только на изучение анатомического устройства или только функциональных проявлений. Сочетание этих двух направлений в одном способе возможно, но не всегда. Это «не всегда» как раз и относится к щитовидной железе.

Поэтому все диагностические мероприятия можно разделить на «анатомические», изучающие строение железы, и «функциональные», определяющие деятельность. И те и другие могут оценивать величину компенсаторных возможностей органа. Но функциональные способы имеют преимущество такой оценки. Поскольку понятие «скомпенсированности» преимущественно относится к области физиологии.

Сразу же и определимся с таким распределением диагностических способов.

К анатомическим или структурным способам относятся:

  • пальпация,
  • ультразвуковая диагностика (УЗИ),
  • магнитно-резонансная томография (МРТ) и
  • цитологическое исследование пункционного материала.

Пальпацию, по-другому, можно назвать «ощупыванием». С помощью своих собственных пальцев врач пальпирует (так по-медицински называется ощупывание) щитовидную железу. Определяет ее величину, расположение, однородность и плотность.

УЗИ и МРТ осуществляют с помощью соответствующей аппаратуры. Подробнее об ультразвуковой диагностике вы сможете прочесть в разделе «Ультразвуковое исследование щитовидной железы». О цитологической диагностике — в разделе «Цитологическое и гистологическое исследование». Об МРТ расскажу в этом же разделе, но немного далее.

К функциональным способам диагностики относятся:

  • анализ крови,
  • термография и
  • радиоизотопное сканирование.

Каждому из этих способов в этой книге отведен отдельный раздел. А для самостоятельного обучения оценки анализа крови мной подготовлен одноименный фильм, который не только разъяснит вам сущность диагностики и поможет освоить методику, но и продемонстрирует изменения данных анализа крови на разных стадиях развития заболеваний щитовидной железы. Именно понимание изменений данных анализа крови «в динамике» служит важным ориентиром в оценке нынешнего состояния и прогноза на будущее. Этот материал является авторским (приоритетным). Он частично изложен в разделе «Анализ крови» этой книги, но более полно и нагляднее представлен в фильме. К сожалению, развитие заболеваний щитовидной железы по стадиям вообще игнорируется в научной и научно-популярной литературе.

МРТ и загрудинный зоб

Итак, мы уже знаем, что МРТ — это магнитно-резонансная томография. Иногда МРТ называют ЯМР (ядерно-магнитная томография). Это синонимы.

Пожалуйста, не путайте «томографию» с «термографией». Это совершенно разные слова.

Томография означает послойное изображение. Его применяют для изучения строения какого-либо участка тела послойно. С помощью томографии врач-исследователь может в различных плоскостях оценивать строение органов и его частей.

Термография почти ничего не сообщает о строении (понятие послойности здесь вообще не уместно). Этот способ, как вы узнаете из соответствующего раздела, позволяет оценить функциональное состояние органов и частей тела.

Эти два исследования получают различную информацию. МРТ способно послойно представить расположение щитовидной железы в теле и указать на особенности расположения в ней или рядом с ней некоторых анатомических образований. Термография же исследует функциональную активность частей щитовидной железы и влияющих на нее структур.

Но достаточно о термографии. Сравнить эти два способа мне пришлось лишь из-за относительно часто встречающейся путаницы, которая возникает у пациентов. Гораздо важнее выяснить показания к МРТ. Иначе говоря, понять, когда именно необходима эта разновидность диагностики.

В отличие от УЗИ, которое также позволяет оценить строение железы, МРТ применяется реже. Еще раз повторюсь, обратив ваше внимание на их отличие. Магнитно-резонансная томография нужна для точного определения расположения щитовидной железы по отношению к другим структурам (грудине, трахее, пищеводу, сосудам и пр.). УЗИ также позволяет определять анатомические взаимоотношения между органами, но точность этой оценки хуже. УЗИ уступает в этом МРТ.

Процедура МРТ в несколько раз дороже, чем УЗИ. МРТ осуществляется немного дольше, требует помещения пациента в замкнутое пространство, требует временного ограничения в движениях (во время обследования) и сопровождается шумом от работы аппарата.

В большинстве случаев заболеваний щитовидной железы необходимости в МРТ нет. Но при значительном увеличении щитовидной железы, и особенно ее загрудинном расположении, МРТ позволяет решить важные диагностические задачи. Одна из которых связана с необходимостью проведения операции.

Абсолютным показанием к операции является сдавление жизненно важных анатомических образований, за счет избыточного увеличения щитовидной железы, при ее загрудинном расположении. Заметьте, что загрудинное расположение железы без сдавления нельзя считать показанием к операции.

Что такое «загрудинное положение»? Так называемую «грудную клетку» образуют кости — ребра, прикрепляющиеся сзади к грудным позвонкам, а спереди к грудине. Грудина представляет собой продолговатую уплощенную кость, немного напоминающую своей формой кинжал. Именно поэтому ее верхняя часть называется рукояткой, а нижняя — мечевидным отростком.

Щитовидная железа у большинства людей располагается над рукояткой грудины. Но у некоторых — может частично «опускаться» в грудную клетку.

При увеличении щитовидной железы (именно это классически называется зобом) в большинстве случаев железа просто выпячивается, смещая кожу. И лишь при очень значительном увеличении (например, более 70–80 мл) может в какой-то степени оказывать давящее влияние на расположенные рядом органы. Но при расположении железы за грудиной, гораздо меньшее увеличение ее объема может существенно отразиться на смещении анатомических структур. В таких случаях, особенности анатомических изменений возможно уточнить с помощью МРТ.

Расскажу вам об одном из подобных случаев. Ко мне на прием вместе с мужем пришла пациентка 68 лет. Невольно, оба они напомнили мне героев рассказа Н. В. Гоголя «Старосветские помещики». Если помните — добрые старички, доживающие свой век в поместье. Занимающиеся заготовкой варенья и радостно встречающие редкого гостя — внучатого племянника, заехавшего к ним невесть откуда.

Основное внимание этой пациентки было сосредоточено на щитовидной железе. Пытаясь поддержать нужный организму уровень гормонов, ее железа за счет усиленной деятельности увеличилась — 40 мл. По данным УЗИ и пальпации определялось именно загрудинное расположение зоба. И это настораживало.

У пациентки не было одышки. Также не было нарушено прохождение пищи. Голос не изменялся и не обращал особого внимания. То есть признаки сдавления отсутствовали.

Как рассказала пациентка, ей предложили операцию, с удалением щитовидной железы, из-за ее увеличения и загрудинного расположения.

Все верно, прямые показания указывали на необходимость такого шага. Но настораживало иное. Возраст и состояние организма в целом, по моему мнению, вряд ли бы позволили ей перенести все этапы операции и полноценно восстановиться. Выбор операционной тактики лечения усложнялся необходимостью последующего вынужденного приема гормональных средств.

Напомню, что физиологически уменьшающиеся с возрастом обменные процессы требуют соответствующей энергетической поддержки, в которой прямое участие принимают гормоны щитовидной железы. Без них не мыслима жизнь. С их уменьшением угнетается жизнедеятельность.

Что и говорить, удаление щитовидной железы у этой пациентки было крайне нежелательно. Плачевный конец вероятной истории с оперативным вариантом мог, на мой взгляд, не только сравнительно быстро привести к гибели пациентки. Но и сказаться психологическим стрессом на ее супруге.

Проведенное пациентке MPT-исследование показало скомпенсированное смещение анатомических структур загрудинно расположенной щитовидной железой. Это означало отсутствие значимого сдавления и нарушения жизненно важных функций. В результате было принято решение отложить проведение операции.

Спустя два года супруг пациентки обратился ко мне по другому поводу. Безусловно, я поинтересовался состоянием его жены. Оказалось, что ее самочувствие хорошее. Никаких неприятностей со стороны органов, расположенных рядом с щитовидной железой не наблюдалось.

История заболевания в Диагностике щитовидной железы

Диагностика заболевания не ограничивается способами оценки анатомического, функционального и компенсаторно-приспособительного состояния щитовидной железы. Как правило, эти мероприятия позволяют оценить нынешнее состояние органа. Но не менее важным для нас является знание о том, как развивался процесс.

Исследование развития заболевания изучается врачом во время беседы с пациентом. Не редко очень полезным оказывается ознакомление с сохранившимися у пациента медицинскими документами, если ему приходилось до этого обращаться за помощью и обследоваться.

Такое изучение истории развития заболевания всегда очень важно. Оно способствует правильным диагностическим выводам в неясных диагностических ситуациях.

Например, в некоторых случаях, мне приходится не только оценивать возникновение и развитие заболевания со слов пациентов, но и сопоставлять эти сведения с данными УЗИ и анализа крови. Такие аналитические параллели очень важны в исследовании этапов (стадий) развития болезни щитовидной железы.

Однажды во время консультации вместе с одной из пациенток мы разложили на столе около двух десятков заключений по анализу крови. Языком цифр они рассказывали о не простых перипетиях в лечебном процессе молодой женщины, успевшей за несколько лет пройти через стандарты академического лечения по алгоритмам, которые размашистыми волнами, многократно поднимали состояние пациентки до гипертиреоза и затем резко низвергали до гипотиреоза.

Совместно с оценкой изменений щитовидной железы по данным анализа крови и УЗИ, я проанализировал присутствовавшее в этой истории попеременное «лечение» гормональными и, сравнительно противоположными им по влиянию, антитиреоидными препаратами. Среди заключений врачей-эндокринологов значилось то указание на гипотиреоз, то на гипертиреоз.

Стоит ли говорить, что пациентка эмоционально утомилась от такого лечебного процесса, замкнувшегося в своеобразном «заколдованном» круге. Выслушав мнения специалистов, начитавшись из Интернет и популярных книг о болезнях щитовидной железы, она так и не смогла сориентироваться в своей ситуации. Ее беспокоила масса вопросов. Что же с ней происходит? От чего ее лечат? И лечат ли вообще?

Последовательный аналитический разбор ее истории показал, что появлению ослабления или усиления в деятельности щитовидной железы способствовали характерные причины. И «наслоение» контрастного лечения лишь усиливало «противоположные» колебания, наблюдаемые в заключениях из лабораторий.

Это был не разнообразный, а единый патологический процесс. Не чередование гипотиреоза и гипертиреоза, которое провоцировали непродуманными назначениями, а стадийный ответ организма.

Изначальная гипертиреоидная реакция, связанная с избытком компенсаторных возможностей щитовидной железы, а затем ее ослабление, проявившееся в виде гипотиреоза. Последующее лечение, назначенное мною в соответствии с ее состоянием, постепенно позволило ей восстановить компенсаторные силы щитовидной железы и отказаться от большой дозы гормонального препарата, который она ежедневно принимала до этого.

Пожалуйста, оцените статью:
1 звезда 2 звезды 3 звезды 4 звезды 5 звезд
Оценок: 17
Загрузка...
  1. Никто еще не оставил комментариев – станьте первым!
Добавить комментарий

Введите цифры изображенные на картинке

Даю согласие на обработку моих персональных данных.